Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Фас - говорит (поднял бровь)

Вне системы

— … и я никогда на самом деле не понимал, что же толкает людей на протест против системы, если они погружены в нее 24 часа в сутки.

Молодой парень ухмыльнулся. Его круглые очки и неаккуратная стрижка делали его слегка похожим на Гарри Поттера. Сходство было бы идеальным, если бы не усы.

Его собеседник, бритый мужчина, довольно худой, но все равно похожий на скинхеда из безумных 90-х, открыл портсигар и вытащил оттуда самокрутку. Покрутил ее в руках, размял, поднес ко рту, но прикуривать не стал, уставившись на компанию подростков чуть поотдаль.

— Не совсем, — иронично заметил он — Рыба может протестовать против чего угодно. Против водорослей, моллюсков, других рыб, но не против воды. Рыба живет в воде. Она погружена в нее, все, что вокруг нее есть — это вода. Так же и люди, они идут не против системы, а против каких-то элементов, которые выглядят ее частью, но на деле всего лишь антураж. Вон, посмотри на ту компанию.

Через пару скамеек, на противоположной стороне аллеи, тусовались какие-то неформалы. Длинные волосы, темная одежда, странная атрибутика. В общем, полный набор стандартных неформальских штампов.

— Все как всегда. Они пытаются не  быть частью целого, но в действительности это просто шаг в сторону. У них другая одежда, кстати, у всех  практически одинакова, другие прически, похожие друг на друга, другая музыка, одна на всех. — подытожил он.

— То есть ты хочешь сказать, что это и не протест вовсе? — удивился Гарри Поттер.

Один из неформалов заметил странную компанию, встал, и направился к ним.

— Естественно, нет. Просто другая сторона обыденности. Вроде как все носят белое, а мы носим черное. Все носят одежду, а мы  будем ходить без одежды. Все ведут здоровый образ жизни, а мы будем курить, бухать и заниматься прочими непотребствами. Простое отрицание не дает выйти за рамки, оно просто перемещает тебя на противоположную относительно полюса сторону.

Скинхед потянулся было за зажигалкой, но его прервал подошедший неформал.

— Сигареткой не угостите? — Каким-то заискивающе-жалобным тоном спросил он.

Парень с бритой головой склонил голову вбок и, слегка улыбнувшись, прищурился.

— Угощу, но только в ответ на вопрос.

— Ну, спрашивайте. — слегка удивленно сказал парень.

— Зачем все это? Одежда, атрибутика? Что это означает?

— А то сами не понимаете. Вы же тоже не из этих… как их там… слово умное было. — парень слегка смутился.

— Конформистов?

— Да, вроде. Вот, вы все знаете.

— Допустим. Но мне интересно, что считаешь ты.

— Ну, типа как, в этом мире заправляет быдло, а мы не быдло, поэтому мы стараемся держаться вместе и одеваемся так, чтобы могли узнать друг друга и понимать, кто нормальный, а кто нет. — он кинул взгляд на Гарри Поттера, его слегка передернуло, поэтому он торопливо добавил — Ни в обиду никому будет сказано.

— А если, например, какое-то быдло, как ты выражаешься, оденется как ты, он сразу станет как ты?

— Нет, конечно, он же слушает другую музыку, смотрит другие фильмы, живет по-другому, вообще все делает по-другому. Ему даже в голову не придет так одеться, он слишком глуп  для этого.

— Ты чего там застрял? — раздался голос откуда-то из  недр неформальской компании.

— Макс, пять сек, ща стрельну сигаретку и подойду. — крикнул парень в ответ.

— То есть это все не просто так, это своего рода протест, да?

— Почему «своего рода»? Протест и есть. Мы показываем людям, что можно жить по-другому, слушать нормальную музыку, одеваться в нормальные шмотки. Они же все одинаковые. А мы другие.

— Тоже все одинаковые, только по-своему?

— Мы разные. Просто быдлу кажется, что это не так. Я слышал, что так у европейцев с китайцами дела обстоят, вроде как они все на одно лицо для них. И наоборот.

— Ладно, держи, я все понял. — скинхед протянул ему портсигар. Буркнув «спасибо», парень удалился к своей компании.

— Вот видишь, — заметил он, — он и сам толком не понимает, что делает. Какой-то протест, какие-то «другие». Они не другие. Если человека перевернуть с ног на голову, он останется человеком, просто перевернутым с ног на голову. Он не станет от этого процесса чем-то совершенно иным.

— То есть ты утверждаешь, что настоящий протест невозможен? — удивился Гарри Поттер.

— Почему же? Возможен, конечно. Просто выглядеть он будет совершенно иначе. Настолько иначе, что ты даже и не  поймешь, что это какой-то протест. Ты вообще ничего не поймешь. Подумаешь, что происходит какая-то чертовщина. Не сможешь это описать, проанализировать. Ну, вроде как, если бы какой-то человек в один прекрасный момент научился видеть ультрафиолет. Он бы видел цвет, но не смог бы его никому передать, потому что в языке нет таких слов, которые описывали бы то, что никто кроме него не видит.

— Ты опять завел свою шарманку?

— Нет, я не о квалиа. Я о восприятии. Настоящий протест не выглядит как протест. Он больше похож на самоубийство, хотя самоубийством не является. Рыба выпрыгивает из воды, отращивает ноги и идет питаться травой. Вокруг нее больше нет воды, она дышит воздухом. А другие рыбы не способны это осознать, потому что даже не знают, что такое воздух.

— А потом рыбы-ученые начинают изучать поверхность, проводить анализы, все понимают…

— И все равно не могут ощутить, каково это — иметь ноги и дышать воздухом. Вроде как мы можем проанализировать, каким мог бы быть групповой интеллект, но совершенно не способны ощутить это.

— Хватит о квалиа.

— Да не о том я, черт побери! — скинхед злобно затушил бычок о край урны. — Хочешь, продемонстрирую тебе наглядно, как выглядит настоящий протест?

— Я весь во внимании.

Перед скинхедом появилась дверь. Обычная такая дверь, с косяком, слегка щербатая, с латунной ручкой и петлями.

Он встал, медленно подошел к двери, открыл ее. За дверью была абсолютная чернота.

— Примерно так. — бросил он и шагнул в дверной проем.

Захлопнувшись за спиной скинхеда, дверь растворилась в воздухе.


Комментировать запись на virtualmind.ru
photo

Анализ

Сыграем в смешную игру. Я снова покажу вам, как мы все постоянно ошибаемся, а вы снова будете убеждать меня в том, что я совершенно не прав.

В моей предыдущей заметке я обыграл смешную ситуацию и ее анализ, в ходе которого демонстрировалась простейшая иллюзия корреляции1. И, довольно интересен тот факт, что разные люди реагировали на это совершенно по-разному.

Сразу стоит отметить — я совершенно никого не хочу оскорблять или обижать. Все мы люди, все мы ошибаемся, и, как мне кажется, будет крайне полезно, если мы научимся видеть собственные ошибки и реагировать на них правильно. Именно преследуя данную цель я все это и пишу, причем привожу примеры в обезличенной форме. Если бы я хотел кого-то оскорбить, то дал бы имена и эмоциональную оценку.

Одна знакомая девушка заявила мне, что с таким поведением Леночка никогда не найдет себе нормального мужика, зато одноразовых партнеров у нее будет хоть отбавляй. Лучше всего мое негодование по этому поводу опишет следующий пример. Не могу, правда, поручиться за его абсолютную правильность воспроизведения, поэтому воспринимайте его как идею, а не как какой-то конкретный жизненный факт.

Некие антропологи исследовали некое племя на предмет наличия у них способностей к логическому мышлению. Для этого они использовали простейшие задачи, вроде «все смурфики кубздырятся, некоторые из кубздырящихся баглики, верно ли, что некоторые смурфики баглики?». Проблем никаких не наблюдалось, задачи решались как надо, до тех пор, пока антропологи не заменили безликих смурфиков на членов племени.

Задача звучала следующим образом. «Матумба и Улулумба иногда выпивают и если кто-то из них приходит домой пьяный, то его бьет жена. Когда Матумба выпиывает — Улулумба не выпиывает и наоборот. Улулумба сегодня выпил. Будет ли Матумбу сегодня бить его жена?»

Ответ был поразителен: «естественно будет, потому что Улулумба не будет пить один, а позовет Матумбу, они вместе нажрутся, приползут домой на бровях и будут поколочены их женами».

Притом, такой вариант ответа не был уникален для кого-то одного, что можно было бы списать на проблемы с логикой у конкретного индивидуума. Наоборот — он был характерен для популяции.

То есть фактически девушка, вместо того, чтобы рассматривать задачу так, как она поставлена, привнесла в нее внутреннее отношение к происходящему и рассматривала ее в рамках своих жизненных стереотипов. Если ей кажется, что прочные отношения невозможны в случае, когда отдаешь себя мужчине уже на первом свидании, естественно, что именно такой вариант развития событий, как она описала, ей кажется наиболее логичным. Это искажение называется предвзятостью подтверждения2.

Еще одна знакомая заявила, что по ее мнению, в отношениях нет места случайности. Довольно категоричное суждение, как мне кажется, по силе своей приближающееся к сильному антропному принципу. По сути своей оно является простейшим случаем иллюзии контроля3.

Ряд людей заявляли о фундаментальной очевидности всего того, о чем я пишу. Я сталкиваюсь с этим уже не в первый раз, поэтому специально для них подготовил небольшой пример, взятый мной с сайта lesswrong.ru (если умеете в английский, можете читать оригинал на lesswrong.com)

Историк Артур Шлезингер-младший называл социологические исследования американских солдат времен второй мировой войны «нудной демонстрацией» здравого смысла. Например:

  1. У солдат с более высоким уровнем образования возникало больше проблем с адаптацией, чем у менее образованных (интеллектуалы были менее готовы к стрессам войны, чем люди, выросшие на улицах).
  2. Южане легче, чем северяне, переносили жару островов Южного моря (южане более привычны к жаркому климату).
  3. Белые рядовые сильнее, чем чернокожие, стремились к продвижению по службе (годы угнетения посеяли в чернокожих желание «не высовываться»).
  4. Чернокожие южане предпочитали белых офицеров с Юга офицерам с Севера (так как первые обладали большим опытом общения с чернокожими).
  5. Когда война окончилась, солдаты скучали по дому не так сильно, как во время боевых действий (во время битвы солдаты знали, что находятся в смертельной опасности и могут больше не увидеть родных).

Сколько из этих наблюдений ты мог бы вывести заранее? 3 из 5? 4 из 5? Есть ли случаи, касательно которых ты предсказал бы противоположное; случаи, наносящие твоей модели мира удар? Прежде чем продолжить чтение, хорошо подумай над этим.

Все утверждения из этого списка прямо противоположны тому, что было обнаружено в действительности. Сколько раз твоя модель мира была испытана на прочность? Сколько раз ты признал, что ты бы ошибся? Теперь можно сделать вывод о том, насколько хороша твоя модель на самом деле: сила рационалиста состоит в способности удивляться вымыслу больше, чем реальности.
А ещё я мог, перепечатывая этот остроумный список за авторством Поля Лазарсфельда, перевернуть результаты ещё раз — тогда удары остаются ударами, а удачные предсказания удачными предсказаниями. Что скажешь?

Теперь ты действительно не знаешь ответа. Замечаешь ли ты, что процессы, идущие в твоей голове сейчас, чем-то отличаются от тех процессов, которые происходили там ранее? Чувствуешь ли ты, что поиск ответа ощущается по-другому, не так, как рационализация обеих сторон «известного» ответа?

Дафна Барац разделила студентов на две группы и сообщала одной результат социологического исследования (например, «Во время подъема экономики люди тра­тят большую часть своего дохода, чем во время спада» или «Люди, регулярно посещающие церковь, стремятся иметь больше детей, чем те, кто редко ходит в церковь»), а другой — перевёрнутый результат того же социологического исследования. Обе группы утверждали, что данный им результат они смогли бы предсказать заранее. Отличный пример эффекта знания задним числом.

Действительно, прекрасный пример. Эффект знания задним числом также называется ретроспективным искажением. Звучит более умно, а смысл ровно тот же самый.

Нередко люди в действительности очень сильно удивляются, когда ты демонстрируешь им, что все «очевидное» на самом деле не вполне очевидно. Более того — зачастую оно просто неверно.

Мне кажется, что было бы очень полезно, если бы мы научились видеть проблемы в нас самих и в нашем образе мышления. К сожалению, человеческий мозг не идеальный логический инструмент, и чем быстрее мы избавимся от иллюзий собственной непогрешимости, тем будет лучше.

В конце концов, все мы в жизни ошибались, причем неоднократно. И еще ошибемся, будьте уверены.


  1. Иллюзия корреляции — ошибка, возникающая из-за стремления человеческого разума видеть системы даже в несвязанных между собой событиях, если непосредственный анализ их связанности затруднен или невозможен. В этом случае разум достраивает недостающие связи на основании различного рода стереотипов. 

  2. Предвзятость подтверждения — стремление человека интерпретировать информацию таким образом, чтобы она согласовывалась с теми стереотипичными представлениями, которые у него имеются. Также иногда именуется «апелляцией к абсолюту», где абсолют — набор жизненных правил и установок, считаемых субъектом неопровержимо истинными и никогда не подвергаемых критическому осмыслению. 

  3. Иллюзия контроля — тенденция людей считать, что они контролируют свою жизнь и происходящие вокруг события гораздо сильнее, чем они способны делать это на самом деле. Сюда же входит мнение о возможности контролировать те события, которые индивидуум контролировать в принципе не может 


Комментировать запись на virtualmind.ru
Фас - говорит (поднял бровь)

Один день

«… в принципе, все мы прекрасно понимали, чем это должно было закончица. Никто и не пытался спориц на эту тему, все мы единогласно принимали грядущий упадок. Да, пути преодоления кризиса предлагалис  самые разнообразные, однако их объединял один общий принцип — необходима немедленная, возможно даже взрывная либерализация экономической модели. Иначе грядущая стагнация полностью погребет под собой даже те иллюзорные достижения, которые еще осталис у нашей страны.»

Павел откинулся на спинку кресла и внимательно перечитал последний абзац. Через пару секунд он, нахмурив лоб, резкими движениями перевел курсор на пару предложений назад и дописал небольшое примечание, сразу после фразы «никто и не пытался спорить»: «конечно, я имею ввиду людей разумных».

Еще примерно минуту у него заняло прочтение всего текста только что написанной заметки. Павел крайне редко писал на политические темы в своем блоге, так как было очень легко оступиться и «попасть на кофемолку» — так с легкой руки какого-то несчастного прозвали принятый десять лет назад закон, приравнивающий при соблюдении некоторых условий блогеров к СМИ. Закон требовал соблюдения фактологической чистоты. И, хотя, применялся он крайне избирательно, все же люди старались лишний раз не дразнить гусей.

Перед публикацией Павел привычно нажал на кнопку «Do Patriotic». Корректор добавил приставку «не-» к слову «иллюзорные». Затем, заменил «прекрасно понимали» на «догадывались». Под нож попало и выражение «все мы», вместо него появилась обтекаемая формулировка «многие мои знакомые». «Должно» превратилось в «могло», «грядущий упадок» стал «потенциальным», а «кризис» — «возможным». Еще несколько правок завершили шлифовку текста, а в конце появилась метка корректора — фраза «Величайшей державе в мире — вечная слава». Теперь свободные наблюдатели не имели не малейшего повода придраться к нему, а значит, текст можно было смело публиковать.

«Патриотический язык» появился как паритет между действиями власти и пользователей Сети. Поговаривали, что используемые в нем правила настолько сложны, что никто не в состоянии использовать его свободно, без автоматики. «Вчера я написал в своем блоге „хромой мудак“, а корректор заменил его на „бывший Президент России“» — истории, подобные этой, рассказывали на встречах многие знакомые Павла. Небольшой скрипт-кодировщик подключался к семантическому анализатору Compreno, анализировал текст на опасные формулировки и заменял на более обтекаемые, а плагин-декодер являл исходную авторскую мысль читателю в первозданном виде. Конечно, при таком подходе стороннему читателю, не имеющему плагина кажется, что всю Сеть заполнили исключительно консерваторы-великодержавники, восхваляющие государственную власть и все ее, даже самые спорные, решения, но Павел, как и остальные, не слишком заботился об этом, справедливо полагая, что вчерашние телезрители Центрального канала — не слишком богатая интеллектом группа, а значит метать бисер перед свиньями, рискуя своей головой, не очень уж дальновидно.

Закончив с текстом, Павел закрыл вкладку своего блога и открыл башорг, чтобы немного отвлечься. Но он не успел прочитать и двух цитат, как раздался резкий звук пришедшей эсемески.

«Бегом на ман ежку, тут песец» — высветилось на экране телефона.

Павел знал о сегодняшнем митинге, но решил не идти на него, полагая, что он, как и все предыдущие, закончится очередным никчемным катанием в автозаках. Игорь, который только что и прислал эсемеску, был радикально не согласен в этом с Павлом и посещал каждый народный сход, за что уже дважды был уволен и теперь перебивался заработками на неквалифицированных должностях. Однако, обычно сообщение от него приходило ближе к вечеру и было совершенно иного содержания. Последний раз, около полугода назад, он написал «еду в Магадан». И никогда до этого он не звал Павла с собой, с горечью и сожалением принимая его позицию.

Что-то случилось. Павел набрал номер друга, но вместо гудков услышал записанный голос, вещавший о возможности оставить сообщение. Еще две попытки привели к аналогичному результату. Звонок общему знакомому Павла и Игоря, Семену, который тоже старался участвовать в «народных волнениях» также остался без ответа. Затем он набрал еще несколько номеров из своей записной книжки, пытаясь дозвониться до людей, которые могли бы быть в центре, и каждый раз на другом конце провода его встречал равнодушный автоответчик.

Щелкнув в браузере на вкладку с Твитором, Павел почувствовал, как душа его уходит в пятки. Несколько последних твитов, которые отобразились в ленте, трактовались однозначно — началось, а мелькающая ошибка обновления ленты красноречиво говорила о том, что началось вполне конкретно, и все средства связи уже заблокированы.

Быстро проверив основные каналы, Павел убедился в этом факте. Все, что было неподконтрольно государственной машине, было заблокировано, а остальные, в основном сугубо отечественные сайты, являли собой привычный образец политической безмятежности.

Телефон еще ловил, но Павел не был уверен в том, что это хоть что-то значит. Накинув легкую куртку, он выскочил из дома, по пути отправив несколько сообщений своим знакомым. Если все действительно настолько серьезно, как он полагал, то им потребуется каждый.

В метро Павел обнаружил себя дрожащим не то от страха, не то от предвкушения. Конечно, как и многие его сторонники, он ждал этого момента очень давно. Практически каждый вечер, перед отходом ко сну, он проигрывал в голове сценарий падения ненавистного режима и следующего за ним расцвета страны. Пустая сублимация, он сам прекрасно это понимал, но это хоть как-то спасало его от накрывающей временами тоски и депрессии. Мандраж то накатывал, то отпускал, качая Павла на волне предвкушения чего-то одновременно и долгожданного, и невыносимо ужасного.

«Что, если у нас не получится?» — думал он. «И ладно бы, если бы нас просто разогнали в очередной раз, но если мы победим, и результат окажется не таким, какой мы ждали? Вместо старого вора на трон сядет новый, „безумный принтер“ продолжит со скоростью пулемета выпускать запрещающие законы, а предприниматели так и продолжат жить в ожидании „маски-шоу“ с последующей экспроприацией бизнеса?»

Он поднял глаза. В вагоне было не очень много народу — все-таки выходной день, лето, многие разъехались в отпуска, кто-то на даче… удивительно, что началось именно сегодня. Но другие люди, которые ехали с ним в вагоне… Павел смотрел на них, и вдруг увидел… нет, скорее даже почувствовал то, чего никогда не замечал в своих соотечественниках. Решимость. Готовность идти до конца. Он не знал, кто его случайные встречные и куда едут, но сама атмосфера была накалена до предела и предрасполагала к активным действиям. Как будто бы над Москвой вдруг распылили волю к сопротивлению. Волю к жизни.

«Будь что будет» — подумал про себя он и зная, что подходы уже перекрыты и придется прорываться окольными путями, вышел на пару остановок раньше.

* * *

— Я правильно понимаю, что вы не можете меня вылечить? — Глаза Павла заблестели от слез, но во взгляде читалась надежда.

— Поймите, пожалуйста, меня правильно. — сидящий напротив его кровати врач поправил сползшие на нос очки. — Мы до самого последнего момента надеялись на то, что у нас будет, так сказать, хотя бы что-нибудь, за что мы можем зацепиться. Увы, даже современная медицина не всемогуща. Мы попробовали даже несколько, так сказать, экспериментальных методик, заручившись вашей поддержкой…

— Постойте, какой поддержкой? Моей? Я только сегодня очнулся, может быть, поддержкой моих родителей?

— Нет-нет, именно вашей. Конечно, мы действовали через ваших родных, потому что в текущей ситуации вы, так сказать, недееспособны, но они всякий раз советовались с вами. — Врач тяжело вздохнул. — Как вы думаете, сколько раз вы задавали мне этот вопрос?

— Какой?

— Могу ли я вас вылечить.

— Доктор, вы издеваетесь надо мной? — В голосе Павла чувствовалась легкая злоба.

— Ничуть, просто, понимаете ли, я уже знаю наперед, чем закончится наш диалог. Видите ли, параплегия… простите,  паралич — это не единственное последствие перенесенной вами травмы. Есть еще кое-что. — Врач устало посмотрел в окно.

— Доктор, не томите.

— В общем, если не углубляться в детали, то у вас, так сказать, полностью отсутствует долговременная память. На протяжении последних месяцев, что вы находитесь здесь, вы каждый день просыпаетесь так, как будто только вчера вышли из комы.

Глаза Павла медленно округлились, словно он увидел привидение, а врач тем временем равнодушно продолжил, как будто бы не обращая на его замешательство ни малейшего внимания.

— Мы провели тесты. МРТ, ЭЭГ… я не буду вдаваться в подробности, вы можете, так сказать, все прочитать на распечатке, которая лежит у вас на тумбочке. В общем, шансы на возможное восстановление функций памяти крайне малы.

Павел закрыл лицо руками. По щекам его текли слезы. Врач молчаливо смотрел в окно, словно ожидая, пока тот отойдет от шока, лишь время от времени посматривая на часы.

— То есть каждый день я заново прохожу через это?

— Я очень сочувствую вам, но к сожалению, да. — Голос мужчины чуть потеплел.

— И нет никакой надежды  меня вылечить?

— Вылечить — увы. Но есть возможность помочь вам.

— Мне почему-то кажется, что мне поможет только смерть. — Павел вытер слезы углом одеяла и посмотрел на врача, словно уже смирившись со своей участью.

— К счастью или сожалению, в нашей стране эвтаназия запрещена. Я не буду, так сказать, вдаваться в полемику относительно этого вопроса, сейчас не время и не место для этого. Но есть возможность несколько скрасить ваши страдания. Вырвать вас, так сказать, из того ада, в котором  вы оказались.

Врач встал со стула и подошел к окну. Листья, чуть трепещущие на пока еще теплом осеннем ветру, уже начали желтеть.

— Вы что-то можете мне вернуть?

— Увы, ничего.

— Тогда чем вы мне поможете?

* * *

Завершив вечерний обход, Николай Петрович привычно вернулся в ординаторскую. Там, сидя на диванчике, смотрел телевизор еще один мужчина в белом халате.

— Вечер добрый, Иван Константинович. — поздоровался первый.

— И тебе не хворать. — Второй приветливо помахал рукой. — Ну как там, на западном фронте?

— На западном фронте без перемен. Впрочем, есть и хорошие новости. Помнишь, я тебе рассказывал о парне, который после автокатастрофы словил параплегию напару с амнезией?

— Да. Ужасная история, честно говоря. Я тут за 40 лет многого насмотрелся, но всякий раз сердце кровью обливается, когда молодые страдают. Что с ним?

— Я с ним сегодня беседовал. Рассказал ему об экспериментальной методике, которой Шнайдер лечил эпилептические припадки. Ну и свои выкладки пояснил, по поводу обратной стимуляции.

— Он хочет в рай?

— Честно говоря, я не уверен, что это рай. — Николай Петрович подошел к столику, на котором стоял еще горячий чайник, кинул пакетик в кружку и залил водой. — Я даже не уверен, что это сработает, а если и сработает — что он не попадет в кошмар. Мы же совершенно не представляем, какие именно эмоциональные пласты его памяти мы сможем поднять. Каким было его самое сильное в жизни переживание? Вдруг это разрыв с первой любовью, потеря отца… да что угодно. В конце концов, он может попасть в фантазию! И он будет раз за разом это переживать, а мы не будем иметь ни малейшего понятия об этом. Я боюсь этого, Иван Константинович, очень боюсь.

Врач кинул в кружку два кубика сахара и, неторопливо помешивая чай, начал прохаживаться по комнате. Молча. Глаза его следили за секундной стрелкой часов, висящих над входной дверью.

— Но он хочет попробовать?

— Он готов рискнуть. Говорит, что все взвесил и даже самый неблагоприятный  исход ему кажется лучше, чем жизнь беспамятного паралитика.

— Его страховая будет в бешенстве. — Иван Константинович ухмыльнулся в бороду.

— Они всегда в бешенстве, когда застрахованные поступают на пожизненное лечение. Никто платить не хочет. Иногда они начинают трактовать договор как какую-нибудь Библию. Ну там, сначала Господь сотворил твердь, а значит мозговая травма от удара об землю не страховой случай, а обстоятельство непреодолимой силы. Честное слово, иногда мне кажется, что мы все еще живем в России.

— Ну, привычки так быстро не забываются. Сам понимаешь.

— Да понимаю, конечно, но все равно жутко раздражает.

— Ладно, ближе к делу. Так что с парнем? — Врач сделал заинтересованный жест рукой.

— Что-что… завтра подъедут его родители, он им сегодня звонил, все обсудил. Они подпишут бумаги, мы введем его в медикаментозную кому и будем ждать аппарата. По идее, через пару недель он уже будет видеть цветные сны.

* * *

Робкие солнечные лучи, пробиваясь сквозь полузакрытые жалюзи, скользили по лицу Павла. Но сегодня не открыл глаза, как не открывал их уже на протяжении долгого времени.

Да, он не видел встающего над Московской Республикой Солнца, но во сне он улыбался. Уже целых пять лет, каждый день он проживал заново самый волнующий день в своей жизни.


Комментировать запись на virtualmind.ru
Фас - говорит (недовольный)

Сакрализация Победы — возвращение

Сегодня у нас 9 мая, а значит самое время продолжить тему сакрализации Победы (именно так, с большой буквы), о которой я уже писал ранее.

Собственно, когда я набросал предыдущую ветку, сразу же появились вопросы. В основном их смысл сводился к «ну да, Победа сакрализована, и что дальше?» В основном, насколько я могу судить, людей интересует вопрос, что в этом хорошего или плохого. Именно с этим вопросом мы и попытаемся сегодня разобраться.

Для начала, представим себе гипотетическую ситуацию. Молодой человек, идя по темной подворотне, неожиданно слышит женские крики. Он устремляется к их источнику и видит, что беззащитную девушку пытаются ограбить1 трое представителей маргинальной социальной прослойки. Он, вспомнив выученные еще в школе приемы джиу-джитсу, мастерски устраняет угрозу, спасает беззащитную даму и получает почетную грамоту от подоспевшей на вызов полиции2.

Герой? Однозначно. Думаю, ни у кого не возникнет вопросов в квалификации сего деяния.

А теперь представим себе немного другую ситуацию, где в роли жертвы3 оказывается уже он сам при сходном результате. Квалифицировать его как героя становится довольно проблематично, скорее ему просто пожмут руку товарищи, скажут «молодец, мужик» и посоветуют впредь не ходить по подворотням или хотя бы зашить очко.

Почему одно деяние классифицируется как героизм однозначно, а второе — нет?

Идем дальше. Представим себе молодого человека, который идет по мосту и вдруг видит, как в ледяной воде внизу барахтается ребенок. Он бросается с моста и спасает его. Подоспевшая бригада МЧС отогревает его, а мать спасенного продает квартиру в центре Москвы и отливает парню памятник из бронзы в масштабе 10:1, который теперь стоит на заднем дворе ее дачи4.

Или, чуть-чуть иначе. Тот же парень, идя по мосту, оступается и падает в реку, откуда, превозмогая, выбирается на берег.

Сиутация ровно та же самая. Первая — однозначный героизм, а второе — уже какая-то глупость, типа «ходить надо аккуратнее».

Подведем базис. Героизм — это когда ты помогаешь другому, презрев опасность для себя лично. Ну так, упрощенно и утрированно, для простоты размышлений.

А теперь перейдем к самому интересному.

Представим себе, что в 1939 году Германия нападает на Польшу, а СССР, вместо того, чтобы делить страну между двумя усачами, вступается за бедных пшеков, спасая великий и польский народ от фашистского гнета. Был бы советский народ героем? Естественно, причем в первую очередь для поляков (наверняка в Варшаве нельзя было бы ста метров пройти, чтобы не  врезаться в поставленный памятник советскому солдату-освободителю), и уже во вторую — для самих Советов. И это бы даже никем не обсуждалось5.

А теперь другая, сугубо гипотетическая ситуация — фашисты без объявления войны ранним утром 22 июня вторгаются в СССР, начиная воровать, убивать и про гусей не забывать. Собственно, враг у ворот и пытается дать тебе по морде, что ты будешь делать? Ляжешь и крикнешь «дяденька, не бейте, лучше  обоссыте»? Нет, ты будешь сопротивляться, потому что отсутствие сопротивления — смерть.

Собственно, будет ли героизм во второй ситу…

Стоп.

Я более чем уверен, что вы прекрасно поняли к чему я клоню и уже подыскиваете аргументы, чтобы размазать мою стройную теорию в пух и прах и доказать-таки, что даже при таком раскладе советский народ был и остается героем. Внутри вас все бурлит и клокочет от того, что я посмел своими грязными лапами прикоснуться к святому. Я прав?

Это был второй уровень. Первый уровень — осмысление проблемы. Второй — осмысление своего отношения к осмыслению проблеме. А теперь мы идем на третий уровень — осмысление проблемы осмысления своего отношения к осмыслению проблемы.

Что нам мешает? Почему невинный, казалось бы, с точки зрения исторического моделирования, вопрос «было бы лучше сдать Ленинград немцам вместо того, чтобы терпеть ужас блокады» закрывается целый телеканал6.

Сакрализация мешает мыслить рационально. Нельзя всерьез рассматривать проблему существования Б-га, если весь мир свято уверен в том, что Б-г существует, а за любые попытки опровергнуть этот факт тебя ждет немедленный костер без шансов обосновать свои аргументы. Нельзя прикасаться к сакральному, оно словно жук, застывший в янтаре.

А чем грозит отсутствие критического осмысления собственной истории?

Приведу свежий пример. Народ-герой, победивший фашизм, вероломно, без объявления войны, тайно вводит войска на территорию дружественного государства, и в результате некоторых действий аннексирует кусок его суверенной территории, в результате чего рейтинг президента государства, в котором живет этот народ-герой, со свистом пролетает недосягаемую ранее отметку в 146%.

Срабатывает архетип героя. Сначала нации рассказали про злобствующих на территории дружественного государства фашистов, угнетающих страдающее советское русское население. Затем происходят вышеописанные действия. Конец немного предсказуем.

И любая попытка осмысления данного факта неизменно натыкается на записанный уже на подкорке сакральный мотив — мотив Победы.

И любая попытка призвать к общественной дискуссии по данному вопросу неизменно породит отторжение критического осмысления произошедшего обществом. Потому что сакральный мотив — как царь Мидас, сакрализует все, к чему прикоснется.

Понимаете, дело вовсе не в дурацких ленточках, парадах и пайках остаткам ветеранов. Дело в том, что распятый Советский Солдат стал настолько велик, что за его окровавленными раскинутыми в стороны руками мы не видим того, что наши собственные руки уже по локоть в крови.

В чужой крови.


  1. На самом деле изнасиловать, но я пытаюсь выдерживать хотя бы 16+ 

  2. На самом деле 3 года условно за нанесение тяжких телесных повреждений, так как все четверо, включая запуганную девушку на суде дают показания против него 

  3. Не изнасилования, не переживайте так за парня 

  4. На самом деле, над могилой парня, который после купания в ледяной воде схватил воспаление легких, которое по старой мужской традиции не лечил до появления необратимых осложнений 

  5. Кроме горстки упоротых альтернативных историков, которые бы в один голос твердили, что Сталин вероломно предал приятеля Гитлера, отказавшись выполнять секретный пакт о ненападении, чтобы расширить сферу своего влияния на всю восточную Европу 

  6. Не будем тут про Путина, не о нем речь 


Комментировать запись на virtualmind.ru
Фас - говорит (поднял бровь)

Половинки

Что, если бы каждый на самом деле имел свою «половинку» — какого-то случайного человека, выбранного из всего мира?

Бенджамин Стаффин

Какой бы это был ужас.

С идеей об одной случайной половинке (в дальнейшем я буду давать это слово без кавычек, ибо всем все понятно, а я задолбаюсь — прим. пер.) связано множество проблем. Как написал в своей песне «Если бы у меня не было тебя» Тим Минчин:

Твоя любовь — одна на миллион,
И ни за какие деньги ее не купить.

Но, есть на свете еще 9999 сотен тысяч,
И, вероятно, некоторые из них могут быть столь же хороши.

Но что, если бы у каждого из нас была ровно одна случайная превосходно подходящая именно ему половинка, и мы бы в принципе не могли быть счастливы с кем-то другим? Могли бы мы найти друг друга?

Будем предполагать, что половинка определяется при рождении. Вы ничего не знаете о том, кто или где она находится, но — в соответствии с романтическими клише — вы узнаете друг друга в момент, когда ваши глаза встретятся.

Сразу возникает несколько вопросов. Для начала, жива ли вообще ваша половинка? Сто миллиардов (ну, или около того) людей когда-либо жило на нашей планете, но только семь миллиардов живет сейчас (что позволяет нам вычислить коэффициент смертности человека, равный 93%). Если бы каждая пара определялась совершенно случайно, 90% наших половинок были бы уже давно мертвы.

Звучит ужасно. Но все может быть гораздо хуже, ведь мы не можем рассматривать только живших людей — мы также должны включить в рассмотрение еще и неопределенное число людей, которые еще даже не родились. Понимаете, если ваша половинка могла существовать в отдаленном прошлом, то она также может существовать и в отдаленном будущем.

Тогда, давайте предположим, что ваша половинка живет в одно время с вами. Кроме того, для того, чтобы все не обернулось кошмаром, мы также предположим, что между вами только несколько лет разницы (это условие строже, чем обычное условие пула партнеров, но если мы предполагаем, что 30-летняя и 40-летний могут быть половинками, то это правило нарушится, если они встретятся пятнадцатью годами ранее). С такими ограничениями на возраст, каждый из нас имеет вокруг примерно пол-миллиарда потенциальных партнеров.

А как быть с полом и сексуальной ориентацией? Культурой? Языком? Мы можем воспользоваться демографическими данными, чтобы уменьшить шанс неудачи, но в таком случае изначальное условие о случайной половинке будет расплываться. В нашем случае, вы не знаете, что ваша половинка, до тех пор, пока не взглянете в ее глаза. Все будут иметь только одну ориентацию — соответствующую ориентации своей половинке.

Шансы найти свою половинку, в таком случае, исчезающе малы. Число незнакомцев, с которыми вы можете встретиться глазами в течение дня, тяжело посчитать. Оно может варьироваться от нулевого (задворники или люди из маленьких городков) до многих тысяч (офицер полиции на Таймс Сквер). Давайте предположим, что мы встречаемся глазами с несколькими десятками новых незнакомцев ежедневно (сам я интроверт, поэтому для меня это даже завышенное число). Если 10% из них подходят нам по возрасту, то за всю жизнь мы «осмотрим» около 50 тысяч человек. Соотнеся это с числом потенциальных половинок, равным 500 000 000, мы получим, что шанс найти свою истинную любовь — один на десять тысяч.

Но, под нависающей над множеством людей угрозой смерти в одиночестве, общество может измениться так, чтобы дать возможность людям встретиться глазами с как можно большим числом потенциальных половинок. Мы можем, например, построить огромный конвейер, чтобы перемещать людей друг напротив друга...

 

...но, если эффект встречи глаз работает через веб-камеру, мы можем использовать слегка модифицированную версию ChartRoulette.

Если все будут пользоваться этой системой по 8 часов в день, 7 дней в неделю, и если на то, чтобы распознать свою половинку будет уходить лишь пара секунд, то такая система — в теории — могла бы соединить все половинки за несколько десятилетий. (Я создал несколько простых моделей, чтобы предположить, насколько быстро люди могут образовывать пары и выпадать из пула партнеров. Если вы хотите попробовать свои силы в приложении математики к реальной проблеме, можете заняться проблемами беспорядка.)

В реальном мире, у множества людей есть проблемы с наличием времени для отношений — немногие могут выделить два десятилетия на это. То есть, возможно, только богатые дети смогут сидеть целый день ВКаруселиПоловинок. К сожалению, для общеизвестных 1% большинство их половинок будут находиться в остальных 99%. И если только 1% людей используют эту службу, то только 1% от 1% сможет найти свою половинку с помощью нее — один из десяти тысяч.

Остальные 99% из 1% («Нас ноль запятая девять девять процентов!»)  будут иметь мотив завлечь как можно больше людей в систему. Один могут выступать спонсорами проектов, аналогичным OLPC (один ноутбук на каждого ребенка — прим. пер.). Профессии, вроде кассира или офицера на Таймс Сквер станут крайне почетными благодаря возможности множества зрительных контактов. Люди будут стадами ходить по городам и местам народных гуляний, чтобы найти любовь — также, как они делают это сейчас.

Но даже если многие из нас проведут годы ВКаруселиПоловинок, многие другие будут работать в постоянном зрительном контакте с другими людьми, а остальные просто будут ждать удачного момента, лишь немногие смогут найти настоящую любовь. Другие же так и останутся неудачниками.

Из-за стрессов и под давлением обстоятельств, люди начнут симулировать настоящую любовь. Они захотят тоже стать счастливчиками хотя бы в глазах других людей, и будут объединяться с другими такими же неудачниками, создавая фальшивую пару подходящих друг другу половинок. Они будут жениться, скрывать проблемы в своих отношениях и пытаться сохранять счастливые лица для своих друзей и семьи. (Конечно, в нашем мире такого никогда не бывает.)

Так и так, мир из случайных половинок гораздо более одинок, чем наш. Тим Минчин по этому поводу хорошо сказал:

Всем сердец и всем разумом я понимаю, что истина одна вещь:
У меня лишь одна жизнь, одна любовь, моя любовь — это ты.

И если бы тебя не было, детка,
Я думаю, что у меня
Был бы кто-то другой.

Оригинал поста на what-if.xkcd.com


Комментировать запись на virtualmind.ru
Фас - говорит (поднял бровь)

Альтернативное мнение

Тем менее удивительно, что люди, которые упрекают Дом–2 в том, что он делает из нормальных людей тупое безнравственное быдло, свои упрёки излагают в выражениях, свойственных именно этой категории граждан в духе «суки блять нахуй нашел бы лично бы заставил их кал жрать кости бы перемолол в мясорубке твари блять ебучие, втроем одну отпиздили — выебал бы их всех троих бейсбольной битой нахуй блять в анусы до кровавых фонтанов мрази ебаные блять выродки нахуй сжег бы сука на кострах и отъебал гриндерсом до самого аппендикса нахуй блять»..

Между тем, Дом–2 — это передача как раз для неё, и передача в этом смысле ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ. Дом–2 сразу ориентирован на низшие классы общества, его участники представляют только их и ничто другое. Это именно что «простые люди из народа».

В Доме–2 собраны строго низшие классы российского общества, люди из народа: необразованные, неинтеллигентные и недалёкие (хочу, чтобы дальше в сочетании «низшие классы вы не видели ничего оскорбительного и шовинистического, это простая констатация факта, давайте не будем озадачиваться сочинением более политкорректной формулировки). Об этом, разумеется, не сообщается открыто, но это подразумевается и подчеркивается чуть ли не каждую секунду эфирного времени. Достаточно того, что ничего не сообщается о профессиональной принадлежности участников. Дом–2 для этих людей — шаг наверх по социальной лестнице, невозможно представить на проекте инженера, талантливого певца или бизнесмена. В «Последнем герое» — возможно, и так оно и было. Писатель Сакин съездил, поучаствовал и вернулся писателем. Из Дома–2 выходят только «бывшие участники Дома–2». Неслучайно аж 8 из них после проекта занялись делами, которые принесли им проблемы с уголовным кодексом.

В Доме–2 предел мечтаний — превратиться из Шарикова в Ольгу Бузову. Мне кажется, это правильно. Во–первых, Бузова лучше, чем Шариков, во–вторых, пусть лучше Шариковы перерождаются в Бузовых, чем в начальников очистки (и вообще чего бы то ни было). Jedem das seine.

В этом смысле Дом–2 ДЕЙСТВИТЕЛЬНО образовательный проект. Прежде чем прочитать пункты ниже представьте, что перед Вами находится абитуриент «Республики ШКИД» — беспризорник с тремя классами образования, который нюхает клей и торгует героином возле детского садика. И вот он попадает на проект, Дом–2, а там происходит следующее:

1. В Доме–2 не курят.

2. В Доме–2 не пьянствуют, алкоголизм всячески осуждается.

3. В Доме–2 нет матершинников. Матерятся во время ссор, но не в бытовой речи. Это разумно: отучать низшие классы материться совсем — значит пересаживать людей не в свои сани. Людей поправили как надо: «ругайся, но только когда злишься». Понимающие люди оценят всю тонкость подобного издевательства.

4. В Доме–2 осуждается рукоприкладство, зачинщики серьёзных драк вылетают с проекта (во всяком случае такой сценарий автоматически рассматривается). Причём всё сделано опять правильно. Не «драться безнравственно», а «подерешься — вылетишь, денег не получишь».

5. В Доме–2 Мамочек, Янкелей и Дзе учат разговаривать друг с другом, как люди, и решать вопросы. Разумеется, поскольку речь идёт о низших классах, эти вопросы касаются ссор, сплетен и мелочных аспектов личных взаимоотношений, а сами участники проявляют себя людьми склочными, трусоватыми и туповатыми. Но низшие классы именно таковы и область их интересов именно такова — так что и тут создателям проекта нечего предъявить. Напротив, это правильный выбор тем и наиболее компромиссный формат общения для людей, выросших в бразильских фавелах и не способными стать даже средненькими футболистами.

6. В Доме–2 нет некрасивых людей, там принято следить за своим телом и внешним видом. Кому это кажется несущественным — попытайтесь вспомнить людей в метро десятилетней давности или персонажей подмосковных ПГТ.

7. В Доме–2 осуществляется, на всё том же низшем уровне, хоть какое–то планирование семьи и личных отношений «по–взрослому», с учетом интересов обеих сторон, с обсуждением, со здравым и в нужной степени циничным отношением к сексу. Даже склоки и ссоры в Доме–2 выглядят смешными утренниками для тех, кто знает, что такое РЕАЛЬНЫЕ семейные ссоры в простых советских провинциальных семьях. С вырванными клоками волос, отмудоханной женой (или мужем), пьяными воплями, ревущими детишками и усталыми участковыми, в десятый раз записывающими одни и те же показания. О «помириться в постели» речи нет в принципе. Если можно говорить о таком понятии, как «культура семейных скандалов» (а я думаю, что можно), то в Доме–2 она В РАЗЫ превышает общероссийскую.

Думаю, список можно было бы продолжать, но я предлагаю не продолжать. Теоретически создателям проекта вообще нечего оправдываться — шоу идёт 8 лет; учитывая реалии отечественного ТВ — это гордость отрасли. ЛЮДИ ЭТО СМОТРЯТ. Причем, как вы понимаете, смотрят не инженеры и банкиры, а всё больше охранники и офис–менеджеры. Удивляться тому, что подобные персонажи недостаточно куртуазно выражают свои мысли, а их устремления в жизни предельно просты — на мой взгляд нелепо. Во всяком случае желание заработать побольше денег (не умея делать ничего, что их приносит), жить с крутой тёлкой или мужиком, утвердиться в коллективе себе подобных, купить машину и съездить в Таиланд — это абсолютно нормальные человеческие мотивации. А разговоры про духовность и нравственность — мракобесие, обскурантизм и безумие. Низшим классам не надо быть духовными и нравственными. Низшим классам надо по–человечески выглядеть, прилежно работать, не пить, не материться через слово, не распускать руки, на базовом уровне знать что такое хорошо и что такое плохо, не лезть в большую политику, культуру и науку, и по возможности улыбаться. Иначе говоря, быть прилежными мещанами, а не разнузданными пролетариями. Дом–2 в этом помочь может. РПЦ, правительственные организации этической направленности и борцы за нравственность с бомбами в руках — не думаю.

Претензии к Дому–2, конечно, быть могут, но именно в рамках выстроенной парадигмы. Заставлять жителей республики ШКИД говорить на пяти языках и сечь в квантовой механике — утопия, а вот предложить подучить базовый английский — цэ дило.

Полагаю, именно поэтому я практически никогда не слышал интеллигентной критики Дома–2. Всё больше «тупое быдло блять мрази ебанутые бездуховные». Всё это напоминает нежелание беспризорников мыться под видом борьбы за личную свободу. Интеллигентный же человек, включив ТНТ, смотрит на неинтеллигентных и подсознательно РАДУЕТСЯ. Вроде бы и дураки дураками, и дуры дурами, а вон оно как: драться чуть что отучились, семью планируют, ведут чуть ли не парламентские дискуссии о том, должен ли Миша извиниться перед Машей, или наоборот. ПРОГРЕСС!

Чего злиться то? Вам что, показывают членов Российской Академии Наук, которые пукают и хуярят спирт в прямом эфире? Вовсе нет. Речь идёт о людях с лексиконом Эллочки–Людоедки и манерами Ромы Жигана, которых учат для начала хотя бы разговаривать по–человечески. Какая тут безнравственность? Тут САМА нравственность, нравственнее даже и придумать сложно.

Вынесено из комментариев. Чуть позже, найден и первоисточник.


Комментировать запись на virtualmind.ru
Фас - говорит (недовольный)

Вести с полей

Только что звонил товарищ, жаловался на жизнь.

Его угораздило сегодня выехать из дома на машине и поехать по делам. Напомню, что сегодня «белые ленточки» совершают очередной автопробег.

Рассказал, что видел совершенно феерическую картину — как ГИБДДун, сидящий в будке, вручную переключает светофор на красный всякий раз, когда он «зеленеет». Понятно, что если со светофора проезжает одна машина в минуту — пробка создается совершенно фантастических размеров.

При этом, по радио передаются сообщения из МВД, что, дескать, все пробки — суть провокации «белых ленточек», которые, скоты такие, все дороги собой засрали.

Суть происходящих телодвижений мне лично решительно непонятна. Однако, «банальная логика», без сомнения, сможет сложить 2 и 2.


Комментировать запись на virtualmind.ru
Фас - говорит (поднял бровь)

Простые истины

Любому здравомыслящему человеку очевидно, что истина существует и она простая.

Каждому совершенно понятно, что наш мир устроен по примитивнейшим законам, которые просто еще пока никому не открылись. Но когда откроются - тогда наконец настанет полное счастье. Ведь ясно же - нет ничего невозможного.

Ну, да, скорость света превысить не получится. И вечный двигатель тоже - закон сохранения энергии запрещает. И убывание энтропии в замкнутой системе тоже почему-то невозможна. Да, еще десяток-другой "нельзя" - но это же никого не волнует, ведь в общем мы правы.

Collapse )
Оригинал записи на virtualmind.ru

Фас (недовольный)

Обратная сторона страданий

У мужчин на все это накладывалась идентификация с погибшими и исчезнувшими отцами. Потому что мальчику надо, жизненно необходимо походить на отца. А что делать, если единственное, что о нем известно – что он погиб? Был очень смелым, дрался с врагами – и погиб? Или того хуже – известно только, что умер? И о нем в доме не говорят, потому что он пропал без вести, или был репрессирован? Сгинул – вот и вся информация? Что остается молодому парню, кроме суицидального поведения? Выпивка, драки, сигареты по три пачки в день, гонки на мотоциклах, работа до инфаркта. Мой отец был в молодости монтажник-высотник. Любимая фишка была – работать на высоте без страховки. Ну, и все остальное тоже, выпивка, курение, язва. Развод, конечно, и не один. В 50 лет инфаркт и смерть. Его отец пропал без вести, ушел на фронт еще до рождения сына. Неизвестно ничего, кроме имени, ни одной фотографии, ничего.

Я специально привожу именно эту цитату, хотя в оригинальной статье все остальное не менее интересно. Дело в том, что я получил ряд претензий, касательно своей заметки, посвященной культу страданий, смысл которых сводился к тому, что "я этого не наблюдаю, никто об этом не пишет, а значит этого нет". Пишут, просто смотреть надо лучше.

Здесь - несколько другой подход, но суть остается той же. Чувство вины и ролевая модель.

Кроме того, на примере данной статьи очень хорошо прослеживается эффект социального маятника. Впрочем, об этом будет отдельный разговор.


Оригинал записи на virtualmind.ru
Фас - говорит (поднял бровь)

Ода о Малахове

Когда молиться Будде и Аллаху отчается страдающий народ,
Тогда на землю снизойдёт Малахов и всех мочой упаренной спасёт.
Он победил вселенских исполинов, сразил сопротивление стихий,
Таки добившись, что его урина теперь благоухает, как духи.
Пока другие мёрзли в институтах, учились ставить банку и свечу,
Малахов, не теряя ни минуты, старательно упаривал мочу.
Своими собирал её руками и отделял от бесполезных вод,
И получил не философский камень, но что-то наподобие того.
И, наконец, продюсеры прозрели, взревели троекратное «Ура!»
И с криком «Дух здоров в здоровом теле!» Малахова пустили на экран.
А он тотчас схватился за идею, и совершил решительный рывок,
Журчащую рождая панацею из главного сосуда своего.

Продюсеры воскликнули: расходы отличным результатом возместим!
Как слали раньше всех больных на воды (в Азербайджан, к примеру, или в Крым),
Так объявилась ближе панацея, и я признаться в этом не боюсь,
Что сам пошёл бы, будь слегка больнее, к спасителю в его «Малахов плюс».
Он вылечит косого и кривого, заставит паралитика пойти,
Безглазого наделит глазом новым, увядшего принудит расцвести
Без всяких химий, терапий, таблеток, в любое время, осенью, весной.
Он всех спасёт, и совершит он это своею натуральной желтизной.
Я знаю много фактов об урине и много доказательств правоты
Малахова, как присно, так и ныне он создаёт журчащий мир мечты.
Я помню, как однажды жарким летом он сделал смесь из десяти урин
И вылечил больного диабетом, уриной заменяя инсулин.
И исцелил страдающего раком, уриной задавив канцероген, –
Такой всеисцеляющий Малахов, один из самых лучших в мире Ген.

Но будущее ждёт, прогресс не дремлет, ни выходных не знает, ни ночей,
И вскоре всё, что движет нашу Землю, начнёт функционировать на моче.
Поедут на моче автомобили, на ней же самолёты полетят,
И кабельтовы, и морские мили она внезапно покорит, шутя,
И атом устареет беспонтово, поскольку, в целом, нужен он зачем,
Когда электростанции готовы работать на упаренной моче.
И Нобель из могилы, кстати, встанет, отведавши малаховской мочи,
И, лично засветившись на экране, Малахову медаль свою вручит
По химии, по физике, по миру и остальные (не упомнить) три.
Малахов станет мировым кумиром, и на поклон придут к нему цари.
Они ему подарят мирру, ладан и золото ему преподнесут,
Но Гена скажет: золота – не надо, я сам себе, пардон, его нассу.
Смотрите: вот он весь, в могучей стати, Малахов, наш герой и голова.
Прости за непотребности, читатель, но я привык не сдерживать слова.

И лишь одна меня загвоздка гложет, один момент, не поднятый пока.
Решить Малахов все вопросы может, фамилию свою вписав в века.
Вопрос простой, моей духовной жаждой рождённый, так сказать, уже давно:
Когда же он, когда же он, когда же научится упаривать говно?..

from science_freaks

Малахов@lurkmore.ru